Бхакти Вигьяна Госвами Махарадж: о поездке в Индию

Опубликовано Vyasadeva - пт, 12/08/2017 - 12:27

Рассказ Бхакти Вигьяны Госвами Махараджа о поездке в Индию

«...Можете не сомневаться, будут задержки, проволочки, трудности, но в конце концов вас ожидает успех».
 

Дорогие вайшнавы, пожалуйста, примите мои поклоны. Слава Шриле Прабхупаде и Гуру ИСККОН!

Прошел уже почти месяц с тех пор, как мы постились на Бхишма-панчаку. Неделю назад я вернулся из Индии, и мне хотелось рассказать всем о том, что произошло за это время.

Прежде всего, я хотел поблагодарить всех, кто постился. Сотни вайшнавов по всему миру откликнулись на этот призыв. Само по себе это уже было победой, пусть небольшой, но победой. В век Кали очень трудно делать что-то вместе. Все люди разобщены, каждый замкнут в скорлупе своего эгоистического сознания, каждый живет своими интересами. Но тут со всех концов мира люди писали о том, что они постятся и посвящают плоды этой аскезы проекту Московского храма. Все это, безусловно, кирпичи будущего храма, храма, который уже строится где-то в другом измерении, прежде чем проявиться здесь.

Сам я начал пост в самом святом месте на земле, во Вриндаване. Десятки тысяч людей в этот Экадаши, последний Экадаши чатурмасьи, обходили вокруг Вриндавана. Веселая, добрая толпа индусов, умеющих самую суровую аскезу превращать в праздник, гомоня, обтекала Вриндаван. Старики, молодые люди, дети, женщины с грудными младенцами на руках, степенные пандиты, деловитые бабаджи и садху – все вперемешку…  Предприимчивые лоточники торговали всякой всячиной, начиная от жареного арахиса и кончая каким-то особым, ядовито-красным целебным маслом, сделанным тут же, во Вриндаване – панацеей от всех болезней. На каждом шагу всем желающим раздавали стебли сахарного тростника (какой-то неведомый нам обычай), который тут же с удовольствием уплетали чумазые дети.

Идя в толпе, я чувствовал себя маленькой частичкой этого нескончаемого потока людей, спешивших выразить свое почтение Кришне, ходившему по этой земле пять тысяч лет назад. Неожиданно – Вриндаван! – из толпы появился ослепительно улыбающийся Дхармарадж. За ним плелся слегка растерянный профессор религиоведения из Украины с женой. Дхармарадж преподавал им наглядный урок практического религиоведения – пусть сами убедятся: в Индии Кришне поклоняется не горстка каких-то сектантов, а весь народ.

Разом обходя все пять тысяч храмов Кришны во Вриндаване, я думал об одном храме, который мы никак не можем построить в Москве. Вспомнились слова Бхактивинода Тхакура: «Столько трудностей и препятствий. Значит, из этой затеи обязательно выйдет что-то путное». Царица Кунти просила, чтобы Кришна снова и снова посылал ей трудности, а нам даже просить об этом не приходится – трудности сами сыпятся, как из рога изобилия.

Голодный желудок умолял сжалиться над ним, голодные глаза рыскали по сторонам, голодный ум рисовал картины наслаждения индийскими фруктами и сладостями, но упрямая, гонимая духовным голодом душа толкала тело вперед: шагай, служи Кришне хоть так, если уж ни на что другое не способно! Может, и правда, будет из этой затеи какой-толк?

Пост не прошел даром. В Бомбее Кришна-чандра Прабху взялся собирать подписи в поддержку храма среди самых крупных бизнесменов Индии, а в Дели Гопал Кришна Махараджа поручил заниматься этим Маха-мантре, наделенному особой способностью проникать в любые двери и заставлять всех, делать то, что нужно. С первого дня все шло как по маслу. Несмотря на очередной кризис в индийском правительстве, все двери перед нами открывались, все охранники, вместо того, чтобы обыскивать, брали под козырек, все министры улыбались, все нужные люди были на месте, все необходимые письма подписывались. Несколько небольших срывов только подтверждали, что мы на правильном пути – ведь не может же быть все хорошо. Было такое ощущение, будто мы оседлали какую-то могучую волну, и она несет нас прямо к назначению. Новое индийское коалиционное правительство во главе с партией Национальный конгресс гораздо более осторожно относится к религии, особенно потому, что в правящую коалицию входят коммунисты. Но даже члены этого правительства, услышав историю разрушения храма Кришны в Москве, не могли оставаться равнодушными.

В конце концов 28 ноября Премьер-министр Индии Манмохан Сингх дал нам аудиенцию, на которую мы пошли вместе с Хемой Малини. Доктор экономики, архитектор экономического расцвета, который переживает сейчас Индия, человек блестяще образованный, он также славится своей безукоризненной честностью и принципиальностью. Самые разные люди, как политические союзники, так и противники нынешнего правительства в один голос прославляли его при встречах с нами, возлагая большие надежды на него. С самого начала он сказал, что уже знает о нашей истории – не прошли даром наши хождения по министрам и высокопоставленным секретарям – и сразу стал задавать вопросы, которые подтвердили, что он действительно знает нашу проблему. Роль просителя учит смирению, но рядом с ним  я не чувствовал себя просителем – скорее, передо мной сидел человек, который пытался разделить ношу, в общем-то не имеющую к нему никакого отношения. Под конец он от сердца – это тоже чувствовалось – поблагодарил ИСККОН в моем лице за все, что мы делаем, и я с удовольствием передаю эту его благодарность всем вам. (Право, странно было всего несколько дней спустя читать в письме архиепископа Никона среди прочих нелепостей о том, что сикхи, чуть ли не в каждом своем бхаджане упоминающие имя Рамы, Кришны, Мукунды или Говинды, якобы считают Кришну «страшным демоном»).

В коридоре Индийского Парламента, когда мы выходили из кабинета Премьер-министра, на меня набросился знакомый астролог Манодж, ученик К.Н. Рао, бывавший в нашем храме на Беговой. В свободное от занятий астрологией время он работает в каком-то министерстве. Он видел, как мы заходили к Манмохану Сингху. «Ваша встреча непременно принесет успех». «А вы откуда знаете?» – удивленно подняла брови Хема Малини. «Лагна (восходящий знак), – загадочно пробормотал Манодж, – Можете не сомневаться, будут задержки, проволочки, трудности, но в конце концов вас ожидает успех».  

Несколько завершающих визитов укрепили нас в уверенности, что вопрос наш будет поднят во время визита Манмохан Сингха в Россию. До возвращения в Москву оставалось полтора дня – достаточно, чтобы напоследок посетить Вриндаван. Я ехал в машине и уже видел себя обходящим Говардхан. Именно его Кришна поднял, чтобы защитить своих преданных от гнева Индры. «Какой смысл поклоняться Индре? Давайте лучше будем поклоняться Говардхану, ибо поклоняться нужно только тому, что поддерживает нашу жизнь». Сладкие мечты были прерваны звонком мобильного телефона. Журналист из Дели, с какого-то канала. «Я хочу взять у вас интервью по поводу Московского храма Кришны». До этого досужие журналисты прознали про нашу проблему и пытались устроить шум, но мы тактично избегали их. «Спасибо вам большое за ваше беспокойство, но я уже не в Дели и больше туда не вернусь. Я уже почти во Вриндаване». Подразумевалось, что журналист поймет: «Я уже почти в духовном мире, и ваши материальные проблемы меня не касаются». Но журналист не понял: «Тогда я сам приеду во Вришнадаван». «Но уже семь часов вечера». «Сколько ехать до Вриндавана? Ждите меня к десяти. Я буду брать у вас интервью для нашей программы новостей».

В 10 часов приехала машина с камерами и журналистами из Агры, которые велели мне обратиться к индийскому народу, а в 11 ночи появился Рохит, настойчивый журналист из Дели. С ним была целая машина оборудования, чтобы передавать интервью в прямом эфире. Целый час, на холоде, мы стояли с Рохитом в опустевшем на ночь Вриндаване, перед самадхи Шрилы Прабхупады. В рекламных промежутках, которыми прерывалось наше интервью, выходившее в прямой эфир, он подбадривал полусонного меня и говорил, что, когда услышал о нашей истории, кто-то из сердца подтолкнул его и сказал: «Ты должен сделать об этом репортаж. Это один из тех моментов, ради которых ты живешь». «Кто бы это мог быть? – думал я, – Не иначе как тот, кому я хотел молиться здесь во Вриндаване. Это Он прислал Рохита вдогонку мне, пытавшемуся скрыться от Него во Вриндаване». До двенадцати часов ночи я рассказывал индийцам о храме Кришны в Москве, а ровно в полночь попросил их всех молиться за нас, повторяя слова маха-мантры: Харе Кришна Харе Кришна, Кришна Кришна Харе Харе… Заснул я с ощущением того, что Кришна в очередной раз заставил меня сделать то, что я не хотел, но Ему виднее. Начиная с 10 утра телефон стал разрываться от звонков от друзей, знакомых, журналистов, желавших взять интервью… За один вечер Кришна сделал наш проект знаменитым на всю Индию. Вечером, перед самым отлетом в Москву, наполовину обойдя, наполовину объехав Говардхан, я сидел с Рохитом в телестудии и с удивлением наблюдал, как простые индийцы на улицах Дели со слезами на глазах говорят о разрушении храма Кришны в Москве. Так уж устроен человек, что близкое может быть для нас очень далеким, а далекое – вдруг стать близким, в зависимости от того, куда мы вкладываем сердце. Увы, нередко я встречаю людей в Москве, от которых Московский храм очень далек, но в то же время снова и снова далекие, находящиеся за тысячи километров от Москвы люди говорят о том, как близок им этот проект.

Все это лишний раз убедило меня в том, что храм в Москве будет построен – благодаря Рохиту, который счел защиту Московского храма чуть ли не миссией своей жизни; благодаря Махамантре Прабху, который с утра и до вечера только и думает, как помочь вайшнавам в России; благодаря слезам этих незнакомых индийцев, которые приняли разрушение храма Кришны в Москве так близко к сердцу; благодаря добровольному посту сотен, нет, тысяч преданных во всех странах мира; благодаря искренним молитвам знакомых и незнакомых людей; благодаря каждой маленькой крупице помощи, какой бы она ни была, которую оказывает каждый их вас. Спасибо вам большое!

Ваш слуга, Бхактивигьяна Госвами

Поделиться в социальных сетях:

 
Категории

Добавить комментарий

CAPTCHA
Вопрос для проверки :

В слове «сова» пять букв?

X